Гиперэозинофильные синдромы

Хронический эозинофильный лейкоз (ХЭЛ) является миелопролиферативным новообразованием, при котором вследствие неконтролируемой клональной пролиферации предшественников эозинофилов, возникает эозинофилия в костном мозге, периферической крови и тканях. Согласно классификации ВОЗ (2008) из этой нозологической единицы (называемой с тех пор ХЭЛ, не специфицированный иным образом [ХЭЛ НИО]) исключены случаи с мутациями генов PDGFRA.

Гиперэозинофилия (ГЭ) это наличие особенно высокой эозинофилии в периферической крови (>1500/мкл) и/или эозинофильной инфильтрации в тканях; в случае повреждения органов используется термин «гиперэозинофильный синдром» (ГЭС). ГЭ/ГЭС может иметь доброкачественный характер (реактивный, врожденный или идиопатический) или неопластический (клональный).

КЛИНИЧЕСКАЯ КАРТИНА И ЕСТЕСТВЕННОЕ ТЕЧЕНИЕ наверх

На момент постановки диагноза больные обычно не предъявляют никаких жалоб.

1. Общие симптомы: возникают из-за высвобождения эозинофилами большого количества цитокинов — усталость, лихорадка и потливость, отсутствие аппетита, потеря массы тела.

2. Симптомы со стороны системы кровообращения (у ≈20 %): связаны с некрозом и фиброзированием сердечной мышцы и эндокарда, а также возникновением пристеночных тромбов в полостях сердца — симптомы недостаточности клапанов, обычно митрального и трикуспидального, симптомы рестриктивной кардиомиопатии, нарушения ритма и проводимости, тромбоэмболические осложнения, сердечная недостаточность.

3. Симптомы со стороны дыхательной системы (у ≈50 %): связаны с эозинофильными инфильтратами в легких, фиброзом легких, сердечной недостаточностью или легочной эмболией — хронический сухой кашель, одышка.

4. Кожные симптомы (у ≈60 %): ангионевротический отек, покраснение кожи, крапивница, папулы и подкожные узелки, зуд кожи.

5. Симптомы со стороны пищеварительного тракта (у ≈30 %): связаны с язвами слизистой оболочки, кровотечением, перфорацией, холециститом, эозинофильным воспалением желудка или кишечника; диарея, боль в животе.

6. Неврологические симптомы (у ≈55 %): изменения поведения, расстройства памяти, атаксия, симптомы периферической полинейропатии.

7. Другие: увеличение печени или селезенки, боль в мышцах и суставах (вызванная высвобождением эозинофилами провоспалительных цитокинов), нарушение зрения (связанное с тромбозом сосудов сетчатки).

8. Естественное течение: хроническое, иногда легкое, однако чаще всего прогрессирует и может в течение короткого времени привести к смерти вследствие органных поражений, обычно сердечной недостаточности или в результате трансформации в острый лейкоз.

ДИАГНОСТИКАнаверх

Дополнительные методы исследования

1. Морфология периферической крови: эозинофилия (абсолютное число эозинофилов: легкая 500–1500/мкл; умеренная 1500–5000/мкл, тяжелая >5000/мкл), при ХЭЛ дополнительно анемия (≈50 %), тромбоцитопения (≈30 %) или тромбоцитоз (≈15 %), умеренный лейкоцитоз.  

2. Аспирационная биопсия и трепанобиопсия костного мозга: показаны у больных с персистирующей ГЭ неустановленной этиологии, эозинофилией >5000/мкл, в случае подозрений на первичную (неопластическую) ГЭ/ГЭС или лимфоцитарный вариант ГЭС; аспирационная биопсия — увеличен процент эозинофилов, иногда диспластические изменения в мегакариоцитах и гранулоцитах; трепанобиопсия — гиперклеточность, увеличено количество эозинофилов, гиперплазия мегакариоцитарного или гранулоцитарного ростка, увеличение количества ретикулярных волокон.

3. Цитогенетические и молекулярные исследования: при ХЭЛ в большинстве случаев присутствует слитный ген FIP1L1-PDGFRFА, который возник вследствие делеции фрагмента 4 хромосомы и кодирует белок с активностью тирозинкиназы.

4. Другие лабораторные исследования: увеличенная концентрация IgE при идиопатической эозинофилии, при ХЭЛ-НИО — обычно нормальная; увеличенная концентрация сердечных тропонинов, триптазы и витамина B12 при неопластических ГЭС.

5. Гистологическое исследование биоптатов органов, вовлеченных в патологический процесс: эозинофильные инфильтраты.

6. Другие исследования: в зависимости от клинической картины (вовлеченных органов), а также для определения причины эозинофилии.

Диагностические критерии

→Определение и этиопатогенез

Диагноз ХЭЛ ставится в соответствии с критериями ВОЗ:

1) эозинофилия ≥1500/мкл;

2) наличие цитогенетических или молекулярно-генетических аномалий, или количество бластов >5 % в костном мозге или >2 % в периферической крови;

3) отсутствие Ph-хромосомы и химерного гена BCR-ABL1, а также иного миелопролиферативного (ИП, ЭТ, ПМФ) или миелодиспластического/миелопролиферативного (ХММЛ, аХМЛ) новообразования;

4) отсутствие перестроек генов PDGFRА, PDGFRВ или FGFR1, отсутствие химерного гена PCM1-JAK2, ETV6-JAK2 и BCR-JAK2;

5) процентное количество бластов в периферической крови и костном мозге <20 %, а также отсутствуют inv(16)(p13q22), t(16;16)(p13;q22) или другие диагностические признаки ОМЛ.

Дифференциальная диагностика

1. ГЭ/ГЭС первичные: эозинофилы являются частью неопластического клона (миелопролиферативные опухоли, ОМЛ). 

2. ГЭ/ГЭС вторичные (реактивные): паразитарные заражения (особенно гельминтозы), аллергические реакции, реакции на лекарства (аллергические или токсические); более редкие причины: легочные эозинофилии →разд. 3.14.5, болезнь трансплантат против хозяина, лимфома Ходжкина, лимфомы периферических Т-клеток (PTCL), гистиоцитоз клеток Лангерганса, системный индолентный мастоцитоз, солидная опухоль, аллергический бронхолегочный аспергиллез, хронические воспалительные заболевания (напр. кишечника), системные заболевания соединительной ткани (эозинофильный гранулематоз с васкулитом [в прошлом синдром Черджа-Стросса], другие системные васкулиты, глубокий эозинофильный фасциит с эозинофилией). 

3. Заболевания пораженных при ГЭС →см. выше.

ЛЕЧЕНИЕ наверх

1. Больные с количеством эозинофилов <5000/мкл и без изменений в органах не нуждаются в экстренной циторедукции.

2. ХЭЛ с геном FIP1L1-PDGFRA и реаранжировкой гена PDGFRB: иматиниб. У пациентов с сердечной недостаточностью в течение первых 7–10 дней лечения иматинибом используйте ГКС, чтобы избежать ухудшения состояния функции сердца, вызванного массовым освобождением токсичных белков из гранул эозинофилов.

3. ГЭС без перестановки PDGFRA и PDGFRB: ГКС, напр., преднизон 1 мг/кг массы тела до времени уменьшения количества эозинофилов до пределов нормы и исчезновения симптомов, затем медленно уменьшайте дозу, устанавливая самую низкую эффективную поддерживающую дозу. При реактивном ГЭС → следует лечить основное основное заболевание.

4. В случае неэффективности и при ХЭЛ-БДУ: цитостатики (гидроксимочевина, в случае неэффективности → ИНФ-α, в последствии винкристин или этопозид; → в случае неэффективности → экспериментальное лечение (меполизумаб, алемтузумаб) или алло-ТГСК.

МОНИТОРИНГ наверх

Общий анализ крови (количество эозинофилов должно составлять <500/мкл), исследования, соответствующие органным изменениям (в частности, эхокардиография), молекулярные исследования (у больных с геном FIP1L1-PDGFRA) каждые 3 месяца.

ПРОГНОЗ наверх

Эозинофилия >5000/мкл, независимо от этиологии, несет высокую угрозу необратимого повреждения органов, в связи с чем необходимо быстро применить терапию. Большинство больных с идиопатическим ГЭС хорошо реагируют на лечение ГКС в монотерапии или в сочетании с гидроксимочевиной, а больные устойчивые к этим лекарствам реагируют на остальные вышеупомянутые методы лечения (процент 5-летнего выживания до 90 %). У больных с ХЭЛ и наличием гена FIP1L1-PDGFRA очень хороший ответ на лечение иматинибом. Прогноз при ХЭЛ-НИО неблагоприятный — у половины больных происходит трансформация в AML/ОМЛ, а среднее время выживания составляет 22 мес.

Партнеры

Используя веб-сайты и мобильные приложения, администратором которых является Практическая Медицина, Вы соглашаетесь использовать файлы cookie, в соответствии с Вашими текущими настройками браузера, а также в соответствии с Политикой Медицины Практической о файлах cookie.